Перинеотомия__рафия

Перинеотомия — это срединное рассечение промежности. Производится во время родов, чаще у первородящих, при угрозе разрыва промежности (сильное растяжение, истончение, побеление кожи в центре промежности), у инфантильных женщин с тонкой и узкой вульвой (см.), при прохождении головки плода через вульву большим размером или при чрезмерно большой головке плода. К перинеотомии прибегают также при начавшейся асфиксии плода для ускорения родов, иногда при наложении акушерских щипцов. Перинеотомия делается на высоте потуги при уже прорезывающейся головке. Разрез длиной в 2—3 см производится под контролем пальца тупоконечными ножницами. Разрезается только кожа. Перинеотомия не всегда предохраняет промежность от дальнейшего разрыва. Необходимо следить, чтобы головка прорезывалась не очень быстро (сдерживают рукой). После рождения последа на слизистую влагалища в месте перинеотомии накладывают кетгутовые швы, на кожу промежности — шелковые. При туалете родильницы область швов не обмывают, ее осторожно обсушивают стерильным тампоном. Шелковые швы снимают на 5-е сутки. На следующий день после снятия швов родильнице разрешают вставать.

Перинеотомия (perineotomia; от греч. perineos — промежность и tome — рассечение) — рассечение акушерской промежности при родах с профилактической целью и при некоторых гинекологических операциях.

Из-за опасения, что при срединном разрезе акушерской промежности может произойти последующий разрыв сфинктера прямой кишки, была предложена эпизиотомия, то есть надсечение больших губ на глубину 2 см с одной или с обеих сторон.

Н. Н. Феноменов считал, что эпизиотомия очень часто не предохраняет от одновременного разрыва промежности. Он указывал также на трудность предвидения, возникнет ли разрыв промежности или нет.

Д. О. Отт и его последователи указывали на целесообразность перинеотомии, так как резаная рана промежности срастается лучше, чем разорванная с травмированными, пропитанными кровью краями.

В настоящее время профилактическое рассечение акушерской промежности применяется во врачебной практике, но не очень широко.

Методика перинеотомии. Разрез не следует делать рано (при врезывании головки). Лишь после того как установлено, что головка уже прорезывается, на высоте потуги врач приступает к перинеотомии, акушерка в это время удерживает головку.

Между головкой плода и задней стенкой влагалища вводят шпатель. По средней линии (raphe) промежности скальпелем или прямыми ножницами производят разрез длиной около 2,5—3 см. Обезболивания не требуется, так как в момент схватки боль при перинеотомии минимальна и роженица на разрез не реагирует.

При родах перинеотомию применяют чаще всего у первородящих, в первую очередь в тех случаях, когда намечается так называемый центральный разрыв промежности (побеление кожи в центре промежности), при операции наложения щипцов, при ягодичном предлежании плода (в последнем случае делается анестезия наружных половых органов), у пожилых первородящих, а также при начинающейся асфиксии плода для ускорения родов.

Перинеотомия не является гарантией того, что разрез не разорвется дальше. Поэтому и после перинеотомии должно быть приложено все акушерское искусство, чтобы вывести головку наименьшим размером. Иногда, особенно при наложении щипцов, когда возникает опасность полного разрыва промежности с нарушениеем сфинктера прямой кишки, а также при низкой промежности, целесообразно производить разрез в сторону от заднепроходного отверстия. Применять боковую перинеотомию во всех случаях при родах не следует, так как заживление при ней хуже, чем при срединной, а опасность разрыва сфинктера заднепроходного отверстия возникает не так уж часто.

В гинекологии перинеотомию применяют в отдельных случаях при операции фистулоррафии. Если влагалищно-пузырная фистула плохо доступна осмотру, операцию начинают с боковой перинеотомии (разрез Шухардта). Разрез делают по направлению к седалищному бугру. Для этого хирург и один ассистент вводят пальцы во влагалище и оттягивают в сторону промежность. Разрезом Пересекают и ножки m. levator ani. Удобнее производить разрез с левой стороны, он позволяет значительно растянуть влагалище. При этом разрезе кровотечение несколько больше, чем при срединной перинеотомии, поэтому все кровоточащие сосуды нужно немедленно обшить; прежде чем ввести для дальнейшей операции во влагалище зеркала, следует закрыть рану салфеткой и фиксировать ее к краям несколькими швами. В отдельных случаях приходится делать двусторонний разрез промежности.

Рекомендуют применять боковую перинеотомию при расширенной влагалищной экстирпации матки по Шауту — Штеккелю при раке шейки матки. В конце операции разрез промежности зашивают обычным методом. Заживление обычно наступает первичным натяжением.

Из-за опасения, что при срединном разрезе акушерской промежности может произойти последующий разрыв сфинктера прямой кишки, была предложена эпизиотомия, то есть надсечение больших губ на глубину 2 см с одной или с обеих сторон.

Любопытно, что «Murphy» — это капитан Эдвард Мерфи Алоизий (B. 1917) окончил Военную академию армии в Вест-Пойнте и бывший летчик-истребитель, который участвовал в середине 1940-х гг, в первую эксперименты по изучению реакции человеческого sverhuskorenie организма.

ОКСИТОЦИН (Oxytocinum; вып. по 1 мл (5 ЕД) в амп., «Гедеон Рихтер», Венгрия) – гормон нейрогипофиза. В настоящее время получен его синтетический аналог. Чувствительность матки в начале беременности к этому гормону и его синтетическим аналогам очень мала, однако, к концу беременности эта чувствительность резко повышается. В этом плане гормон является регулятором родовой деятельности.

Окситоцин – гормональное средство, стимулирующие родовую деятельность и обладающее лактотропным действием, вызывает сокращения матки во время родов Стимулирует секрецию грудного молока.

дома убраться и ужин приготовить.

Течение родов: роды первые срочные, ранее излитие околоплодных вод; гипоксия плода, ХФПН, эпизиотомия (рассечение промежности) – рафия (наложение шва), плюс мелкие незначительные разрывчики.

Рассказ о родах:
В пятницу утром 24 декабря прибыла в роддом по направлению гинеколога. Очень надеялась, что отпустят ещё на недельку домой: не хотелось в больницу. Тем более, что пару дней назад у меня начался сильный насморк: нос забит, голова трещит. А рожать в таком состоянии мне не хотелось, но пришлось. Медсестра в приёмном покое не знала куда меня девать с моим насморком, пугала, что это грипп, а все гриппозные лежат в инфекционке и т.п. Но в итоге, померив мне температуру, которая оказалась более или менее, глянув на мой срок, всё-таки решила долго меня не задерживать. Хочу отметить, что о больницах вообще, а тем более о роддомах я слышала только от знакомых и из СМИ. К счастью или к сожалению (как на это посмотреть перед отправкой в роддом), в больницах до этого момента никогда не лежала. Именно по этой причине мне ну никах не хотелось там надолго задерживаться. Меня заселили в 4х-местную палату, где были только двое беременных: я и ещё одна женщина на 32 неделе, лежавшая на сохранении, у которой намечалось плановое кесарево. До этого была ещё одна женщина, но её привезла ночью скорая, она быстренько родила ЧЕТВЁРТОГО ребёнка, и на следующий день (в пятницу, когда меня только положили) уже пришла к нам в палату бодренькая поболтать. Выглядела она вполне стройной для многодетной матери, бодренько, жизнерадостно, — что и мне, не родив ещё и первого, уже захотелось ещё четверых.
Страха не было, наоборот хотелось скорее….Я прислушивалась к каждому ощущению в своём организме, ожидая долгожданных схваток, как чего-то неземного, высшего. Мне до последнего момента не верилось, что я РОЖАЮ, да ещё и ЖИВОГО РЕБЁНКА. По прибытию была проверка на кресле, потом УЗИ, которое установило, что мне уже ПОРА и ДАВНО.
Мне успели на проверке поковыряться ТАМ так (это было не очень приятно), что в скором времени отошла пробка (густые слизистые выделения коричневатого цвета), а потом и воды, выход которых я даже не ощутила, не заметила.
Ночью начались схватки, а к вечеру следующего дня я родила. Но всё по-порядку:
В часов 11 вечера я стала чувствовать неприятные ощущения в области матки (это было похоже на боль во время менструации – немного припекало, но сильная схватка-єто другая боль: режущая. Такие режущие схватки были потом, позже). Боль нарастала и уже приобретала схваткообразную силу, но достаточно терпимую. Я пыталась выщитывать время от схватки до схватки, что получалось у меня крайне тяжело: схватки оказывались постоянными с интервалом минут 10. Меня это как-то насторожило. Я решила подождать, когда схватки станут более ощутимыми по своей силе, и тогда подойти к дежурной медсестре. Лежала, лежала, успела отправить сообщение мужу Мите о начинающихся схватках. Потом всё-таки собралась с духом и пошла. Глаза слипались, хотелось очень спать, так как в последнюю ночь дома почти не спала, волновалась перед отъездом в роддом, прямо как перед самым главным экзаменом всей моей жизни, — наверное, так оно и было.
#merodi#
В больничном коридоре было темно, пусто, тихо, серо, холодно, грустно.
Я подошла к медсестре, объяснила ситуацию. Та сказала, что доктор любит, когда перерыв между схватками составляет не более 5 минут, и отправила меня обратно в палату считать схватки. Я вернулась в палату, легла. Через минут 20 насчитала такой интервал, снова пошла к медсестре. Та вызвала врача. Врач осмотрела меня на кресле очень тщательно и сказала, что да, начинаются роды, но это только самое-самое начало. Мне сказали собирать вещи. Я собрала. Медсестра поставила клизму (как потом оказалось во время родов, — не очень качественно). Потом меня перевели в обсервацию в предродовую палату, рассчитанную на 2х человек, но на всём этаже предродового отделения обсервации были только двое рожениц-я и ещё одна девушка из соседней палаты, читающая книгу под капельницей. Рожала я в обсервации, толи из-за того, что во время беременности моим гинекологом мне был поставлен диагноз: носитель токсоплазменного антигена (о чём я узнала, лишь случайно прочитав это в своей обменной карте); толи из-за моего насморка, не знаю. Да меня это мало волновало. Единственное, чего хотелось и чем были забиты мозги: быстрее бы родить, увидеть ребёнка и вернуться домой.
Мне дали сорочку, положили в палату и сказали постараться поспать. Периодически приходила медсестра и мерила стук сердца ребёнка, силу и частоту схваток. Поспать мне толком и не удалось. Боль становилась сильнее. Меня периодически рвало (рефлекс такой при раскрытии шейки матки). Я проваливалась в сон в периодах, так сказать, «безболезненной эйфории» между схватками, тут же просыпалась от новой боли. И так до часов 6 утра. Потом у меня взяли анализ крови, сделали какие-то уколы и т.д. Далее повели вскрывать воды, которых не оказалось в матке. Воды отошли раньше и незаметно, я до сих пор не могу понять, когда же это произошло и куда они испарились?! Даже врачи, которые вскрывали воды, были этим удивлены. Видимо, вод было немного и они просто вышли, когда я ходила в больничный туалет в пятницу вечером. Но по остаткам вод врачи определили, что воды чистые. Вскрытие вод для меня тоже было не самой приятной процедурой (ковыряние какой-то тонкой металлической лопаткой в полости матки выскребающими движениями). Раскрытие шейки матки установили 3 см. Врачу это не понравилось, и она решила растянуть до 4х вручную. Я выла себе под нос, как дворовая собачонка, которую пнули палкой под бок, скатывалась с кресла и умоляла прекратить. Одновременно меня рвало большим количеством желчи, что заметила врач, сказав, что такое кол-во желчи — это плохо. Спрашивать, почему плохо, у меня просто не было сил. Но вывод сделала о том, что надо будет попить какое-либо безвредное желчегонное на травках. Шейка поддавалась с трудом. Врач тогда спросила, не делала ли я замораживание, не лечила ли эрозию ничем?. Я ответила, что нет. Её это удивило. Мне моя гинеколог ещё в консультации предупреждала, что возможно кесарево сечение (видать, ещё тогда усмотрела, что моя шейка не так проста), но обошлось без кесарева. Врачи всё-таки мне дали шанс родить самой: отделалась небольшими разрывами шейки и болезненным разрезом.
Но весь мой период активных схваток и начало периода потуг — это был практически сплошной массаж шейки матки руками акушеров. Итак, после первого «массажа» мне помогли слезть с кресла, так как идти после этой процедуры было тяжело. Сразу почувствовала, как на пелёнку, на которой я лежала, хлынула тёплая кровь вперемешку с остатками околоплодных вод, и потекла по ногам. Я вышла в коридор, мне сказали нахаживать схватки, дали таблетку под язык для стимуляции схваток (им показалось, что схватки не достаточной силы).
Пить во время родов нельзя, так как всегда есть риск возможной операции. Во время родов теряешь много сил и жидкости — пить хочется страшно. Я ходила по коридору, нахаживая схватки, и пускала слюни на бутылку газированного напитка, стоящую на столе у дежурной акушерки, мечтала о том, как рожу и напьюсь досыта холодненькой водички.
Вскоре приехал Митя. Жаль, что он не доктор, а так был похож в белом халате. Мы стали прохаживаться по коридору, схватки становились всё сильнее. Митя пытался меня отвлекать всякими разговорами и т.д., но помогало не очень. Пытался делать массаж, как учили на курсах, но меня это только злило, казалось, что боль от этого усиливается. Обошлись без массажа. Периодически меня укладывали в палате на кровать, чтобы послушать сердце ребёнка, чего-то вкалывали в вену, делали массаж шейки, потом снова отпускали к мужу в коридор. К середине дня я очень устала. Сказались две бессонных ночи: дома последняя и в больнице перед родами. Глаза слипались, ноги подкашивались, голова кружилась. Один раз я приняла тёплый душ для облегчения схваток, пару раз с поддержкой мужа посидела на биде, на котором чуть не заснула в небольшой момент затишья между схватками, обливала низ живота тёплой водой. Потом вскоре, меня уже окончательно уложили в палате, стали постоянно прослушивать детское сердце и делать массаж шейки матки. Я не хотела ложиться, так как лёжа боль ощущалась сильнее, чем при ходьбе, но врачи сказали уже пора. Схватки стали идти постоянно, практически беспрерывно. Шейка поддавалась с трудом: раскрытие к тому моменту составляло, по разговорам врачей, всего лишь 6-7см вместо положенных 12-ти.
Мне поставили капельницу для дополнительной стимуляции, начались потуги. Мне говорили тужиться в момент потуги, и одновременно мне делали массаж шейки матки. Собраться было тяжело. И так очень больно, а еще тужиться надо, что усиливает боль от схваток, напряжение от потуг и дополнительную боль от массажа. Вскоре, на каком-то периоде врачи решили, что пора в родзал. Кстати, рожала я в тот день в обсервации одна, поэтому все силы всех врачей, которые только работали тогда, были обращены на меня. Промассажировать меня успели все, кто только мог (хорошо, что хоть студентов не было на практике).
Итак, я в родзале. Мужа в родзал не пустили(хотя, считаю, что зря: уж слишком консервативные врачи попались. Они и так мне все схватки уши продолдонили о том, что мужчине не место на родах, что женщина в присутствии мужа только расслабляется, раскисает и т.п. Может оно и так, а с другой стороны, одна в этих жутких облезных стенах обсервации в самый ответственный момент всей своей жизни- бе, грустно как-то. рожаю ведь не тока для себя, но и для мужа. Пусть и он поучаствует, хоть и косвенно). Сперва было больно. Схватки продолжались вместе с потугами. В родзале лежала под капельницей (наверное, тоже какой-то стимулянт родовой деятельности). Но потом становилось всё легче и легче. Стали идти в основном только потуги. Почувствовав малейшее облегчение, я стала в буквальном смысле засыпать. На потуге тужилась, что есть мочи, а потом расслаблялась и проваливалась в сон, отрубалась, врачи меня постоянно будили. Одна из акушерок в момент потуги надавливала мне на живот, чтоб помочь вытолкнуть плод. Схватки стали отступать. В момент рождения головки мне сделали эпизиотомию. Я только почувствовала резкую боль, которая быстро отошла. Всё остальное родилось абсолютно безболезненно. О том, что мне сделали рассечение промежности, я узнала только тогда, когда пришёл анестезиолог зашивать. Ванька родился в родзале достаточно быстро. После эпизиотомии вылетел пулей — акушерка еле успела словить. Закричал практически сразу. Его унесли осматривать, обрабатывать. Пока с ним возились, я родила послед (акушерка просила потужиться ещё одни разочек, немного потянула за пуповину, и плацента вышла). Потом мне принесли Ваньку и мельком показали. В тот момент мне показалось, что он очень похож на мужа. Даже глазки, которые сейчас серые, казались чёрными. Ванька взглянул один раз и закрыл свои глазки — его унесли. Хоть мужа и не пустили в родзал, но новорожденного Ваньку подержать папе всё-таки дали, пока меня зашивали под анестезией.
Не успел врач вколоть мне наркоз — я тут же вырубилась. Это был кайф. Только испытав сильную боль, когда она проходит, понимаешь, какое наслаждение, когда у тебя ничего не болит.
Вот так примерно я рожала.
Состояние здоровья ребёнка при рождении по шкале Апгар-8/8.

Течение родов: роды первые срочные, ранее излитие околоплодных вод; гипоксия плода, ХФПН, эпизиотомия (рассечение промежности) – рафия (наложение шва), плюс мелкие незначительные разрывчики.

Эпизиотомия — боковое рассечение промежности.
Перинеотомия — срединное рассечение промежности.

Рекомендуем прочесть:  Повышенный гематокрит в крови: более 7 причин, что это значит, норма, лечение, как понизить у взрослого и ребенка

КЛАССИФИКАЦИЯ

Существует несколько вариантов рассечения промежности в родах:
· перинеотомия — разрез по средней линии промежности, где проходит минимальное количество сосудов и нервных окончаний;
· латеральная эпизиотомия — боковой разрез промежности, выполняемый на 2–3 см выше задней спайки влагалища по направлению к седалищному бугру;
· срединнолатеральная эпизиотомия — разрез от задней спайки влагалища по направлению к седалищному бугру (используют наиболее часто).

В англоязычной литературе любые рассечения промежности обобщаются термином «эпизиотомия», при этом синонимом перинеотомии является срединная эпизиотомия.

ПОКАЗАНИЯ К РАССЕЧЕНИЮ ПРОМЕЖНОСТИ

В развитых странах отмечают тенденцию к снижению частоты использования рассечения промежности. Основные предикторы этого оперативного вмешательства — первые роды, возраст роженицы 35 лет и старше, «высокая» промежность, ригидность тканей промежности, традиции ведения родов (лежа, стоя, на корточках и т.д.), применение эпидуральной анестезии, оперативные роды (использование акушерских щипцов и вакуумэкстрактора), макросомия плода, гипоксия плода, дистоция плечиков (ДП).

Рассечение промежности в родах проводят в следующих ситуациях:
· угроза разрыва промежности при крупном плоде, неправильных вставлениях головки плода, высокой ригидной, рубцовоизмененной промежности, родоразрешающих влагалищных операциях и др. (резаная рана заживает лучше, чем рваная);
· необходимость укорочения II периода родов при кровотечении, гестозе, вторичной слабости родовой деятельности, заболеваниях сердечнососудистой системы, почек, органов дыхания и др.;
· гипоксия плода;
· преждевременные роды (рассечение промежности уменьшает силу давления на головку недоношенного плода мышцами тазового дна и ускоряет рождение плода).

Некоторые учёные полагают, что эпизиотомия — самое частое проявление акушерской агрессии. Ими опровергнуты такие преимущества рассечения промежности, как предотвращение несостоятельности мышц тазового дна, а следовательно, недержания мочи, газов и кала, предотвращение разрывов промежности III и IV степени, повреждение акушерской промежности, предотвращение осложнений со стороны плода, таких, как перинатальная асфиксия, респираторный дистресссиндром (РДС) и ДП за счёт укорочения периода изгнания.

Рекомендуем прочесть:  У ребенка температура 34.5 что это значит 11лет

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ К РАССЕЧЕНИЮ ПРОМЕЖНОСТИ В РОДАХ

Противопоказания к перинеотомии — «низкая» промежность (опасность перехода разреза в разрыв с повреждением прямой кишки).

УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАЦИИ

Перинеотомию можно выполнять только во время прорезывания головки плода, на высоте одной из потуг.

ПОДГОТОВКА К ОПЕРАЦИИ

Обработка промежности раствором антисептика и обезболивание.

МЕТОДЫ ОБЕЗБОЛИВАНИЯ

Глубокое заблуждение врачей — рассечение промежности на высоте одной из потуг, безболезненно и что предоперационная анестезия в этом случае не требуется. На современном этапе развития родовспоможения рекомендовано проведение инфильтрационной анестезии или пудендальной анестезии.

ТЕХНИКА ОПЕРАЦИИ

Промежность рассекают ножницами. Вне потуги браншу с тупым концом под контролем пальца вводят по направлению предполагаемого разреза между предлежащей частью плода и стенкой влагалища. Разрез проводят на высоте потуги, когда ткани промежности максимально растянуты. Важный аспект при рассечении промежности — разрез не должен быть менее 3 см, в противном случае он продляется в рваную рану. Необходимо учитывать, что недостаточная длина разреза при оперативных родах («щадящий разрез») в 80% случаев приводит к продлению раны за счёт разрыва промежности.

В раннем послеродовом периоде после осмотра шейки матки и зашивания её разрывов восстанавливают анатомическую целость промежности.

Вы нашли ответ на свой вопрос?
Да, спасибо за информацию.
74.76%
Еще нет, почитаю.
18.45%
Да, но проконсультируюсь со специалистом.
6.8%
Проголосовало: 103

Широкое распространение получил метод перинеоррафии по Шуте — наложение 8образных швов через все слои.

Недостаток метода состоит в необходимости снятия швов и частом их инфицировании.

В последние годы применяют послойное восстановление целости промежности, однако часто на мышцы накладывают кетгутовые швы, хотя известно, что широко применяемый кетгут вызывает аллергическую и воспалительную реакцию со стороны ушитых тканей. Для восстановления мышц промежности необходимо использовать синтетические рассасывающиеся шовные материалы, такие, как полигликолид и викрил.

Сначала накладывают швы на повреждённую слизистую оболочку задней стенки влагалища. Затем погружёнными отдельными швами соединяют повреждённые мышцы промежности. Края кожи лучше сопоставлять непрерывным подкожным косметическим швом.

ОСЛОЖНЕНИЯ РАССЕЧЕНИЯ ПРОМЕЖНОСТИ

Интранатальные осложнения

Перинеотомия может усугубить акушерскую травму и привести к разрыву промежности III и IV степеней.

Ближайшие последствия
· Расхождение швов.
· Недержание мочи.
· Боль в области промежности.
· Диспареуния в течение 3 мес (у большинства женщин, перенёсших травму промежности).

Отдалённые последствия

Особого внимания заслуживает несостоятельность мышц тазового дна, пролапс половых органов и связанное с ними недержание мочи, что можно предотвратить, если качественно восстановить мышцы промежности наложением погружённых швов на мышцы.

ОСОБЕННОСТИ ВЕДЕНИЯ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО ПЕРИОДА

В послеоперационном периоде применяют так называемую сухую обработку швов — область швов не обмывают, а осторожно обсушивают сухими стерильными тампонами и обрабатывают раствором калия перманганата или другими антисептиками. Туалет промежности проводят после каждого акта мочеиспускания или дефекации. На третьи сутки после эпизиотомии родильнице назначают слабительное. При отёке тканей промежности на область швов накладывают пузырь со льдом или проводят физиотерапию (ультразвуковую, лазерную, сверхвысокочастотное облучение дециметровыми волнами).

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПАЦИЕНТКИ

Важный аспект заживления раны промежности — соблюдение правил личной гигиены. После выписки из родильного дома рекомендуется диспансерное наблюдение в женской консультации по месту жительства с контрольными осмотрами через 6 и 12 мес.

Промежность рассекают ножницами. Вне потуги браншу с тупым концом под контролем пальца вводят по направлению предполагаемого разреза между предлежащей частью плода и стенкой влагалища. Разрез проводят на высоте потуги, когда ткани промежности максимально растянуты. Важный аспект при рассечении промежности — разрез не должен быть менее 3 см, в противном случае он продляется в рваную рану. Необходимо учитывать, что недостаточная длина разреза при оперативных родах («щадящий разрез») в 80% случаев приводит к продлению раны за счёт разрыва промежности.

Вы хотите нормально сидеть после родов? Познакомившись с новейшими данными об эпизиотомии (разрез промежности, выполняемый для того, чтобы расширить выход из влагалища во время родов), вы сможете защитить свою промежность от этого неприятного и в большинстве случаев – ненужного разреза.

Как делают эпизиотомию?

После местной анестезии натянутую кожу влагалища и расположенные под ней ткани разрезают примерно на 2 дюйма. Этот надрез обычно делают перед прорезыванием головки ребенка, чтобы её давление способствовало остановке кровотечения. Различают два вида разреза. При срединной эпизиотомии разрез происходит по соединительной ткани промежности между влагалищем и прямой кишкой. При поперечной эпизиотомии мышечная ткань разрезается наискосок. При срединной эпизиотомии меньше кровотечение и шрам, а заживление происходит быстрее, но выше риск расширения разреза до тканей прямой кишки. Этого осложнения можно избежать, если после высвобождения головки ребенка поддерживать промежность, как это делается в отсутствии эпизиотомии. В некоторых случаях (ягодичные роды и поворот ребенка при помощи щипцов) врачу может понадобиться поперечная эпизиотомия. Независимо от типа разреза, он делается в таких тканях и в таком месте, где заживление происходит не очень быстро.

Зачем делать эпизиотомию?

Эта процедура осталась от тех времен, когда женщины были накачаны наркотиками и оставались неподвижными во время родов. Они не могли тужиться и самостоятельно вытолкнуть плод, и врачи часто использовали щипцы, чтобы извлечь ребенка на свет. Эпизиотомия делалась для того, чтобы ввести щипцы (туда, где они были лишними). Кроме того, когда женщина лежала на спине с поднятыми и привязанными ногами, а целью врача были быстрые роды, часто случались разрывы промежности. Это происходило потому, что тканям промежности не хватало времени для растягивания и равномерного охватывания головки ребенка, а зафиксированные в одном положении ноги не позволяли мышцам расслабиться. Эта операция стала рутинной процедурой, хотя лучшее понимание физиологии родов сделало бы её лишней. Задумайтесь о том, что с момента появления на земле человека родовые пути женщин прекрасно подходили для того, чтобы произвести ребенка на свет. Почему же вдруг они стали такими узкими, что потребовалось расширить их хирургическим путём?
Почему же эпизиотомия до сих пор является распространенной операцией? Практика родов, при которой применяется этот сомнительный разрез, по-прежнему сохраняется, и современные врачи больше усилий прилагают к совершенствованию техники эпизиотомии, чем к изучению средства, позволяющих избежать её. И, конечно, эпизиотомия – это работа хирурга. Если женщине не нужна эпизиотомия, ей, скорее всего, не нужен и хирург.
Акушеры – гинекологи оправдывают применение эпизиотомии, утверждая, что она помогает роженице быстрее восстанавливаться и является более безопасной для ребенка. Многие женщины склонны принимать на веру этот хирургический подход. Ниже приводятся наиболее распространенные аргументы в эпизиотомии, а также результаты новейших исследований, опровергающие эти утверждения.

Что Вам говорят и что показывают исследования.

1. Аккуратный прямой надрез заживает быстрее и его легче зашить, чем неровный разрывы тканей.

Убеждение, что сделанный ножницами разрез заживает быстрее естественного разрыва, не подтверждается результатами исследований. Хирургический разрез действительно легче зашить, чем неровные края разрыва, но какой смысл его делать, если у большинства женщин разрывов не бывает вообще? Небольшие разрывы заживают лучше (иногда без наложения шва), чем глубокий разрез при эпизиотомии, который захватывает более глубокие слои тканей, чем естественный разрыв. Акушерки говорят, что природа сама вылечит то, что повредила, и на своем профессиональном жаргоне называют эти мелкие разрывы «тормозным путём». Исследования подтверждают, что лучше иметь несколько мелких разрывов, чем сделать один большой разрез. Тем не менее даже естественные разрывы иногда требуют наложения шва. При естественных разрывах женщины обычно восстанавливаются быстрее и испытывают меньший дискомфорт, чем при эпизиотомии.

2. Без эпизиотомии возникает опасность, что разрыв тканей распространится до прямой кишки.

Исследования не подтверждают этого опасения. Наоборот, некоторые врачи, с которыми нам довелось беседовать, полагают, что разрезы от эпизиотомии чаще естественных разрывов склонны к расширению даже до прямой кишки. Для современных исследований характерны ошибки планирования, что затрудняет получение однозначных выводов, однако их результаты дают основание предположить, что разрезы от эпизиотомии склонны к дальнейшему расширению и могут захватывать ткани прямой кишки, вызывая больше серьёзных проблем, чем естественные разрывы. Это вполне понятно: кусок ткани легче разорвать, если на нём предварительно сделать надрез. Опытные медсестры родильных отделений и акушерки могут подтвердить, что большая часть естественных разрывов относится к первой группе (повреждения захватывают только кожу), а разрывы второй группы (повреждается мышечная ткань промежности) встречаются редко. Разрывы третьей группы ( с повреждением мышц прямой кишки) в отсутствие эпизиотомии практически не встречаются. Эпизиотомия же по определению относится ко второй группе, причём нередко разрез переходит в третью и даже четвертую группу – когда для извлечения на свет крупного ребенка используются инструменты.

3. Эпизиотомия укорачивает вторую стадию родов и поэтому снижает риск для ребенка.

Действительно, у некоторых женщин эпизиотомия сокращает вторую стадию родов на время от пяти до двадцати минут. Однако это сокращение никак не отражается на ребенке. Широкомасштабные исследования не выявили никаких различий в состоянии новорожденных при эпизиотомии и без неё.

4. После эпизиотомии у женщины уменьшается вероятность возникновения проблем с мышцами тазового дна – таких, например, как недержание мочи.

Примерно у 15% женщин после родов наблюдается недержание мочи, однако трехлетние исследования не выявили никакой связи этого явления с эпизиотомией. В данном слуае могут помочь упражнения Кегеля, выполняемые в послеродовом периоде.

Рекомендуем прочесть:  Схватки при беременности ощущения и симптомы 36 неделя

5. Эпизиотомия предотвращает чрезмерное растяжение и потерю формы влагалища.

Глупости. Ваше влагалище и так уже максимально растянуто, и маловероятно, что уменьшение времени растяжение на несколько минут будет иметь какое-то значение в долговременном плане. Если цель эпизиотомии – предотвратить растяжение влагалища, то разрез следует делать гораздо раньше. Но его не делают раньше из-за опасности сильного кровотечения. Представление о том, что врач может сделать разрез, наложить шов, и влагалище будет «как новое», относится к области мифов. Однако помощь акушерки на второй стадии родов, а также упражнения Кегеля в послеродовом периоде помогут восстановить функцию и форму влагалища.

6 Мы не можем предотвратить разрыва, и поэтому лучше, чтобы разрыв был «правильным».

Это не так. Родовые пути обычно рассматривались как канал, который травмируется во время родов и нуждается в последующем лечении. Когда ассистирующий роженице специалист предпринимает целенаправленные усилия, чтобы минимизировать разрывы и избежать эпизиотомии (например, помогает роженице принять вертикальное положение, делает массаж промежности и поощряет естественные, а не искусственные потуги), эпизиотомия оказывается необходимой лишь для 10% женщин. Разрывы и эпизиотомия реже встречаются во время родов, которые принимает акушерка, уделяющая больше внимания укреплению и защите промежности.

В 1992 году были опубликованы результаты исследования семисот женщин, рожавших в университетских больницах Монреаля. Роженицы отбирались методом случайной выборки и были поделены на две группы. Для одной группы врачам посоветовали свободно применять эпизиотомию, чтобы избежать разрывов. Для второй группы врачам было рекомендовано делать эпизиотомию только в случае крайней необходимости, например, патологического состояния плода. Количество серьезных разрывов оказалось выше у той группы рожениц, где применение эпизиотомии ничем не ограничивалось. Исследователи пришли к выводу, что от практики плановой эпизиотомии следует отказаться, а разрез следует делать только при не оставляющих сомнений медицинских показаниях – таких, как патологическое состояние плода. Кроме того, было рекомендовано исключить из показаний к эпизиотомии такие ситуации, как использование щипцом и вакуумного экстрактора.

Опасности эпизиотомии.

Похоже, у плановой эпизиотомии нет никаких преимуществ – одни недостатки. Наиболее очевидное последствие этого вызывающего споры разреза – дискомфорт в области промежности. Многие женщины после эпизиотомии испытывают сильную боль. Молодые матери, которые на протяжении нескольких недель не могли сидеть, говорили нам: «Эпизиотомия была хуже самих родов!». Мы обратили внимание, что даже после кесарева сечения женщина более подвижна, чем после эпизиотомии. Кроме того, в результате эпизиотомии повышается вероятность инфекции, например, воспаления шва и даже распространения воспаления на прямую кишку, в результате чего может возникнуть ректально-вагинальная фистула (отверстие, соединяющее влагалище и прямую кишку). Другие возможные осложнения – это кровотечение и скопление крови в тканях вокруг разреза, которое называется «гематомой» и может длительное время причинять сильную боль. Если при эпизиотомии повреждается прямая кишка, то результатом может стать дисфункция участвующих в дефекации мышц. Такое повреждение редко встречается у женщин, промежность которых не была разрезана. И, наконец, многие женщины сообщают о болезненных ощущениях во время полового акта на протяжении трёх месяцев после эпизиотомии, а у некоторых боль не проходит в течение года. Новейшие исследования показали, что женщины, рожавшие без эпизиотомии, быстрее возобновляют половую жизнь, испытывают меньше болезненных ощущений во время полового акта и получают больше удовлетворение от секса.
Эпизиотомия не только опасна для матери, но и вредна для ребенка. Женщины, испытывающие боль после эпизиотомии, не в состоянии сосредоточится на новорожденном. В результате они начинают смотреть на ребенка как на «причину» невозможности нормально сидеть и получать удовольствие от секса. Одно лишь знание этих фатов поможет вам направить свой гнев в нужную сторону.
Помните о том, что эпизиотомия – это не просто небольшой разрез обычных тканей. После этой операции многие женщины не протяжении нескольких месяцев испытывают боль и лишаются удовольствия от секса. Но мы можем вас обрадовать: существуют способы уменьшить необходимость в эпизиотомии.

Договоритесь с врачом ещё до родов.

Возможно, вы думаете примерно так: «Пусть врач сам принимает решение во время родов. В любом случае, он лучше знает, нужна мне эпизиотомия или нет». Это и так, и не так. В идеале, окончательное решение о необходимости эпизиотомии действительно должен принимать врач. Однако в реальной жизни он часто не в состоянии предсказать, что для вас лучше, разрыв или разрез. Врач может посчитать, что вам всё равно, и сделать разрез – особенно в том случае, если это ваши первые роды и вы заранее не сказали ему о том, что предпочитаете обойтись без хирургических ножниц. Коллегия американских акушеров-гинекологов не одобряет «плановую эпизиотомию». Многие врачи рассматривают эпизиотомию как необходимость только при патологическом состоянии плода (частота сердечных сокращений ребенка снижается и не восстанавливается до нормального уровня), когда его нужно извлечь как можно быстрее, а также при использовании щипцов или при рождении очень крупного ребенка.
Вы должны знать, что простого заявления: «Я не хочу плановой эпизиотомии» – недостаточно для предотвращения этой нежелательной операции. Вы должны сделать свою часть работы, выполнив приведённые ниже рекомендации и заранее обсудив проблему со специалистом, который будет принимать у вас роды. Вопрос этот касается не только эпизиотомии, но и ведения всей второй стадии родов. Если в составленном совместно с врачом плане родов предусмотрена ходьба в первой стадии, вторая стадия – в положении на корточках, роды стоя, самостоятельное управление потугами (акушерка лишь подсказывает вам, когда начинать, а когда прекращать тужиться) и отсутствие ремней, то вероятность эпизиотомии значительно уменьшится.

Берегите промежность
.

Обычно во время управляемых роженицей естественных потуг ткани родовых путей растягиваются под давлением медленно опускающейся головки ребенка. Однако слишком частые и сильные потуги (из-за того, что акушерка кричит: «тужься! Тужься!») могут привести к тому, что головка ребенка будет давить на не готовые к растяжению ткани. На своих занятиях по подготовке к родам мы используем аналогию с рукавом пальто: если вы попытаетесь быстро просунуть руку в скомканный рукав, то, скорее всего, встретите сопротивление собранной в складки ткани. Если нажать сильнее, то можно порвать ткань. Но если вы будете постепенно расправлять рукав, медленно просовывая туда руку, то сопротивление окажется не таким сильным. Можно выделить три пути, позволяющие уменьшить вероятность эпизиотомии.
• Используйте приёмы родовспоможения, чтобы роды протекали нормально – приёмы релаксации, ходьбы во время родов, положение на корточках, роды в вертикальном положении или лёжа на боку. Эти меры уменьшат вероятность использования акушерских инструментов, а значит, и эпизиотомии. В критические моменты максимального растяжения вы уменьшите нагрузку на ткани промежности, если откажетесь от стремян, в которых закрепляют ноги роженицы.
• Массаж промежности до родов и во время второй стадии рдово подготавливает ткани, помогая им растягиваться без повреждений. Вместо того, чтобы сидеть и ждать с ножницами в руке, ваша акушерка должна помочь растяжению промежности, пальцами осторожна расправляя ткани по мере того как головка ребенка растягивает их, – этот приём называется «утюжкой».
• Управление потугами – самое лучшее средство избежать эпизиотомии. Долгие и слишком сильные потуги увеличивают вероятность разрыва тканей, а непродолжительные и постепенные помогут им растянуться. Естественные потуги являются более щадящими для промежности, чем те, которые выполняются по команде. Очень важно знать, когда следует тужиться. Сигналом к началу потуг должно стать ощущение жжения. У врачей, не склонных стимулировать потуги, – они инструктируют персонал не командовать «тужься» и объясняют роженице, когда следует глубоко дышать с открытым ртом, чтобы удержаться от потуг, – отмечается меньший процент использования эпизиотомии. Упражнения Кегеля также помогают облегчить родоразрешение.

Не соглашайтесь на местную анестезию «на случай, если потребуется разрез». Врачи, считающие, что избавляют вас от потенциального дискомфорта, делают укол анестетика местного действия между различными слоями тканей промежности перед прорезыванием головки ребенка или непосредственно во время этой фазы. Введенный препарат препятствует естественному процессу растяжения тканей, и когда головка ребенка надавливает на ткани промежности, они лопаются, как упавший на землю арбуз. Даже в том случае, когда врач делает разрез в последнюю минуту, давление головки ребенка на промежность приводит к онемению тканей, и роженица не испытывает боли.

После местной анестезии натянутую кожу влагалища и расположенные под ней ткани разрезают примерно на 2 дюйма. Этот надрез обычно делают перед прорезыванием головки ребенка, чтобы её давление способствовало остановке кровотечения. Различают два вида разреза. При срединной эпизиотомии разрез происходит по соединительной ткани промежности между влагалищем и прямой кишкой. При поперечной эпизиотомии мышечная ткань разрезается наискосок. При срединной эпизиотомии меньше кровотечение и шрам, а заживление происходит быстрее, но выше риск расширения разреза до тканей прямой кишки. Этого осложнения можно избежать, если после высвобождения головки ребенка поддерживать промежность, как это делается в отсутствии эпизиотомии. В некоторых случаях (ягодичные роды и поворот ребенка при помощи щипцов) врачу может понадобиться поперечная эпизиотомия. Независимо от типа разреза, он делается в таких тканях и в таком месте, где заживление происходит не очень быстро.

Зачем делать эпизиотомию?

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.

Оцените статью
Все о здоровье и методах их лечения